Коттеджный портал Украины


Главная О компании Сотрудничество Реклама Контакты Объявления

Поиск

Подписка

Базы
Новости и информация
Услуги
RSS-лента (Услуги)
RSS-лента (Базы)
RSS-лента (Новости и информация)


Что же до того, что на смену латышским

2017-08-14 17:08:13

Что же до того, что на смену латышским, польским и еврейским фамилиям пришли преимущественно русские фамилии, так, во-первых, не Берия начал эту политику. Во-вторых, эту политику начал Сталин еще в первой половине 30-х годов, когда открыто взял курс на построение могучего русского государства, пускай и под социалистическим флагом. Вся эта местечково-коминтерновская шпана порядком надоела ему (и не только ему) своими безумными выходками, резко осложнявшими международное положение СССР и внутреннюю обстановку в стране, а также своими предательствами. И Политбюро, и лично Сталин взяли курс на постепенную русификацию органов госбезопасности, что впоследствии подтвердили даже… предатели из советской разведки. Вдова справедливо уничтоженного еще в 1937 г. сбежавшего на Запад предателя из советской разведки Н.М. Порецкого (оперативный псевдоним Людвик) Элизабет Порецки в опубликованных после войны мемуарах иод названием «Тайный агент Дзержинского» указала следующее. Описывая состоявшийся в 1935 г. разговор между ее мужем и его другом, таким же предателем В. Кривицким (С.Г. Гинзбург), она привела его содержание, подчеркнув, что это слова Кривицкого: «Они нам не доверяют… мы нужны им, но они не могут доверять коммунистам-интернационалистам. Они заменят нас русскими, для которых революционное движение в Европе ничего не значит»[110].

Если не вдаваться в столь характерный для всех предателей той поры подловатый намек на некий антисемитизм в действиях Сталина, ибо анализ этого выходит за рамки настоящего исследования, то увидим следующее. Главным в приведенных ею словах Кривицкого является следующее. Доверие высшего руководства государства к тесно связанным с Коминтерном коммунистам-интернационалистам в разведке (да и вообще в органах госбезопасности) к тому времени уже стремительно иссякало. Потому-то и начались назначения именно таких сотрудников, включая и русских по национальности, в том числе и на руководящие посты, для которых революционное (и коммунистическое) движение в Европе ничего не значило. Точнее, не то чтобы и вовсе ничего не значило, а не являлось бы абсолютной доминантой в их сознании, особенно как сотрудников разведки. Разведка, как особо острый инструмент внешней политики государства, как, впрочем, и в целом органы госбезопасности, не имеет права руководствоваться подобными идеями. В конце-то концов не разведка и не органы госбезопасности, и уж тем более не СССР ради Коминтерна, а Коминтерн должен был функционировать сугубо в интересах СССР. Да и то, когда это было бы нужно. Такова и была позиция Сталина и Политбюро!