Коттеджный портал Украины


Главная О компании Сотрудничество Реклама Контакты Объявления

Поиск

Подписка

Базы
Новости и информация
Услуги
RSS-лента (Услуги)
RSS-лента (Базы)
RSS-лента (Новости и информация)


О том, что между Каминским и Берия

2017-08-13 23:36:13

О том, что между Каминским и Берия давно пробежала черная кошка, всем хорошо было известно, и потому вовсе неудивительно, что выступление Каминского было воспринято как провокационное и в тот же день его судьба была решена. Но не Берия, а Ежовым, который давно собрал на него соответствующий компромат и обосновал необходимость его расстрела. Тем более что Каминский действительно был далеко не безгрешен, но это уже выходит далеко за пределы означенной темы книги. Вот и все, что было в действительности. Но Берия-то тут абсолютно не при чем!

Тем не менее для чистоты доказательства подойдем к анализу этого мифа с другой стороны. Хрущев, а вслед за ним и многие другие старательно упирали на то, что Каминского шлепнули по инициативе Берия. Однако Каминский в то время был номенклатурой ЦК — нарком здравоохранения и кандидат в члены ЦК ВКП(б). Уже только в силу этих обстоятельств санкцию на его арест должен был дать ЦК, что, собственно говоря, и имело место быть. Но Берия и тут вовсе не при чем. Для того чтобы, например, нашептать злобный навет на Каминского тому же Сталину, а ведь обычно-то все мифотворцы вполне прозрачно намекают именно на это, необходимо, чтобы Берия встретился со Сталиным. Как минимум тет-а-тет, причем именно тогда, в конце июня 1937 года. Но вот ведь незадача для всех свихнувшихся на мифе о «кровавом злодее Берия»: в 1937 году Лаврентий Павлович всего два раза был на приеме у Сталина — 4 и 14 января 1937 года[36]. То есть практически за полгода до того, как Каминский выступил со своим провокационным заявлением. Кстати говоря, судя по тому, кто вместе с ним был в это же время на приеме у Сталина, а это председатель Совета народных комиссаров СССР В.М.Молотов и председатель Комитета по делам искусств при СНК СССР П.М. Керженцев, явно обсуждался какой-то вопрос, относящийся к развитию искусства в Грузии.